Все новости

ПОДВИГ ВОЙСК РХБ ЗАЩИТЫ на Чернобыльской АЭС

ПОДВИГ ВОЙСК РХБ ЗАЩИТЫ


К 23-й годовщине подвига участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС
Полковник Вадим АКСЕНОВ,
врио начальника штаба – первого заместителя 
начальника войск РХБ защиты ВС РФ

26 апреля 1986 г. ПРОИЗОШЛА КРУПНЕЙШАЯ РАДИАЦИОННАЯ КАТАСТРОФА ХХ века – авария на Чернобыльской атомной электростанции (АЭС), в результате которой только в Российской Федерации радиоактивному загрязнению подверглись территории общей площадью более 56 тыс. кв. км. Ликвидация последствий Чернобыльской катастрофы потребовала беспрецедентных для мирного времени сил и средств, с привлечением для работ в зонах радиоактивного заражения сотен тысяч гражданских специалистов. Но наиболее опасная и трудоемкая часть задач была возложена на Вооруженные Силы – военнослужащих и военнообязанных, чей героический и самоотверженный труд в период с 1986 по 1990 год позволил в значительной мере ослабить глобальное развитие катастрофы.

Взрыв, произошедший на 4-м энергоблоке атомной электростанции, сдвинул со своего места верхние части атомного реактора, привел к его разгерметизации, разрушил трубы высокого давления, разгрузочную сторону ядерного аппарата, подпиточньй отсек, другие сооружения и оборудование.

Затем последовал еще взрыв, обрушивший крышу реакторного отделения. От взрывов находящиеся внутри герметического ядерного аппарата высокорадиоактивные материалы и конструкции, ядерное топливо, блоки графита, регулирующие стержни, испарительные каналы и другие элементы были выброшены за пределы помещения вокруг АЭС, на крыши 1-го, 2-го, 3-го энергоблоков, а также на трубные площадки 140-метровой главной вентиляционной трубы.

 

Дезактивация вертолета после полета над реактором
Экстренные меры

 

Первоочередная программа экстренных мер включала в себя выявление радиационной обстановки и определение маршрутов для наиболее безопасного введения войск. Обстановка на АЭС к концу 26 апреля была еще не ясна. Поэтому в ночь с 26 на 27 апреля начальник химических войск генерал-полковник В.К. Пикалов организовал выявление радиационной обстановки в районе аварийного 4-го энергоблока АЭС, в целом на территории станции и в г. Припяти. Он на разведывательной машине БРДМ-РХ объехал вокруг 4-го блока, сделав контрольные замеры уровней радиации, в ряде мест превышавшие 500 Р/ч (прибор ДП-3 зашкаливал).

Наиболее благоприятные подходы к четвертому энергоблоку оказались с восточной стороны, где уровень радиации составлял до 5 Р/ч, а наиболее опасные – с южной и западной (от 300 до 2200 Р/ч). Было принято решение: все силы и средства для ликвидации последствий аварии вводить на станцию с восточной и, в крайнем случае, с северной стороны.

Срочность проведения аварийных работ диктовала необходимость привлечения специальных подразделений Министерства обороны и Гражданской обороны, поэтому решением министра обороны уже 27 апреля 1986 г. была поднята по тревоге и переброшена военно-транспортными самолетами оперативная группа мобильного отряда ликвидации последствий радиационных аварий химических войск в составе 272 военнослужащих и 65 ед. военной техники под командованием подполковника В.А. Выбодовского. Также были привлечены силы Гражданской обороны и медицинские части для оказания помощи населению.

 

Дезактивация крыши блока АЭС
В это же время была сформирована оперативная группа начальника химических войск в составе контр-адмирала В.А. Владимирова, генерал-майора В.С. Кавунова, капитана 1 ранга Ю.А. Ти-мошкина, полковника В.П. Кузмичева, капитана 2 ранга Е.М. Волкова, подполковников Н.П. Андреева, В.А. Петрайти-са, А.И. Баженова, А.Ю. Микшта.

 

Основу сил и средств, решающих наиболее сложные и объемные задачи, составили химические и инженерные войска. Решением начальника Генерального штаба в районе Чернобыльской АЭС было развернуто две бригады химической защиты, семь полков, три отдельных батальона химической защиты и отдельная рота химиков-дозиметристов. Кроме того, были созданы отдельный ремонтно-восстановительный батальон средств химической защиты и химический склад. Для подготовки резерва и замены личного состава, получившего предельно-допустимые дозы облучения, предусматривалось создание трех учебных батальонов.

В ликвидации последствий аварии участвовали химические войска Белорусского, Киевского, Московского, Одесского, Прибалтийского, Приволжского, Северо-Кавказского, Сибирского и Уральского военных округов. К середине мая 1986 года группировка войск насчитывала около 30 тыс. чел. При этом до 44% ее численности составляли соединения и части химических войск.

Задачи: разведка, контроль, дезактивация

Круг задач, которые решали химические войска при ликвидации последствий на Чернобыльской АЭС, включал:

  • воздушную радиационную разведку территории станции и местности с отбором проб воздуха, грунта, растительности и воды;
  • наземную радиационную разведку территории и объектов АЭС, местности, населенных пунктов, маршрутов движения войск и подвоза материальных средств;
  • дозиметрический контроль облучения и загрязнения личного состава, загрязнения техники;
  • локализацию радиоактивных загрязнений на территории АЭС, в населенных пунктах и на дорогах;
  • дезактивацию внутренних и наружных поверхностей зданий и сооружений АЭС и населенных пунктов; дезактивацию территории АЭС, местности и населенных пунктов, дорог;
  • дезактивацию техники, обмундирования, спецодежды, средств защиты и санитарную обработку личного состава;
  • сбор, временное хранение, транспортировку и захоронение радиоактивных отходов;
  • обеспечение войск средствами защиты, приборами радиационной разведки и дезактивирующими веществами.

Эти задачи приходилось решать в условиях специфической, порой противоречивой радиационной обстановки, характеризовавшейся неравномерным радиоактивным заражением, образованием локальных очагов заражения от миграции радиоактивных загрязнений, сложным изотопным составом радиоактивных продуктов, затрудняющих дезактивацию местности и объектов при наличии пылеобразования.

Радиационная разведка силами химических войск велась уже с 27 апреля 1986 г., вначале непосредственно на территории АЭС, затем - в прилегающих районах. Три раза в сутки снимались уровни радиации в 29, а затем в 750 точках. При этом военнослужащим зачастую приходилось покидать БРДМ, что каждый раз увеличивало получаемую дозу. Всего же для ведения радиационной разведки в 1986-1987 гг. ежедневно выделялось от 80 до 180 химических разведывательных дозоров на бронетранспортерах и специальных автомобилях.

Одной из важнейших задач, решенных химическими войсками во взаимодействии с авиацией, было установление суточного выброса активности из кратера 4-го энергоблока. С этой целью была спланирована и проведена операция «Крест». В ходе нее было проведено 70 вылетов. По общей команде химики-разведчики, находившиеся в воздухе в вертолетах, забирали пробы воздуха по оси с подветренной стороны на удалении от 13 до 3 км от АЭС и по нормали к оси на удалении 3 и 9 км на высотах от 25 м до 2 км. Это позволяло правильно спрогнозировать выпадение радионуклидов в удаленных районах.

Для того чтобы более детально оценить состояние разрушенного реактора и обеспечить подход к нему, было необходимо в первую очередь расчистить проходы к поврежденному энергоблоку, убрать выброшенные взрывом застывшие массы отработавшего топлива, куски графитной кладки и радиоактивных элементов конструкций. Химики-разведчики выявляли загрязненность радиоактивными веществами, а затем, во взаимодействии с инженерными войсками, на машинах разграждения с дополнительной защитой расчищали проходы. При этом отличился взвод мобильного отряда старшего лейтенанта В. Блохина при непосредственном участии капитана 2 ранга Е. Волкова. Этим же составом в ночь с 30 апреля на 1 мая по картограмме гамма-нейтронных полей были сделаны выводы о прекращении цепной ядерной реакции, то есть о неработающем состоянии реактора. Эти выводы легли в основу дальнейшей работы по консервации 4-го энергоблока.

Дезактивация крыши блока АЭС

В начале мая возникла опасность того, что может начаться процесс, при котором расплавленные теплосодержашие массы могут прожечь перекрытия здания и достигнуть грунтовых вод. Было принято решение провести тоннель под реактор, соорудить на бетонной плите теплообменник с принудительным охлаждением.

Радиационную разведку маршрута движения шахтеров к котловану, самого котлована и тоннеля проводили офицеры-химики оперативной группы. В их числе были капитан 2 ранга Г. Конвиссар, подполковник Н. Добронравов.

В 150 м от разрушенного реактора был вырыт котлован, из которого начинался тоннель под реактор. В нем уложили узкоколейную дорогу, по которой в вагонетках и на специальных тележках под реактор подавались бетон и строительные материалы. Это была одна из наиболее трудоемких и опасных работ. Уровни радиации достигали 120 Р/ч.

Научное сопровождение

В связи с тем, что ликвидация последствий такой крупной и сложной катастрофы, которая произошла на Чернобыльской АЭС, проводилась впервые, многие важные научные разработки и решения положили основу развития новых направлений радиационной безопасности и применения специальных подразделений Вооруженных Сил России, как в научных, так и практических целях.

Научное сопровождение решаемых войсками задач по ликвидации последствий аварии осуществлялось Научным центром Министерства обороны, созданным в июне 1986 года. Специалисты центра, среди которых половина служила в химических войсках, работали непосредственно в районе аварии.

Руководителями научной работы центра были полковник Р. Разуванов и генерал-майор И. Евстафьев, в августе 1986 года назначенный начальником штаба центра. В последующем, в разное время Научный центр возглавляли генералы химических войск Ю. Ваулин, Л. Ильин, А. Крутецкий, Г. Кусов, К. Николаев, Н. Гордеев, полковники В. Мартюшов, Р. Зайцев, В. Наумов, В. Левушкин, Л. Чернушевич, В. Курмаев, А. Громов.

Специалисты Научного центра, среди которых - многие специалисты химических войск из Военной академии химической защиты, Шиханского института, Семипалатинского полигона, других научных и учебных учреждений, работали вахтенным методом (по три месяца).

В ходе работ по ликвидации последствий аварии Научным центром были выработаны сотни рекомендаций, разработаны десятки программ.

Один из ярких эпизодов связан со случаем на отметке 7.001. В конце ноября 1986 года полковник В. Козы-дуб испытывал самодельный робот под знаменитой трубой на чердаке отметки 7.001. Он приспособил устройство, напоминающее детский трехколесный велосипед, для разведки зараженной крыши. В результате обнаружилась точка с предполагаемым уровнем радиации 2300 Р/ч, хотя ранее там снимали грунт и укладывали плиты.

Было принято решение провести комплексную проверку точки с повышенным уровнем радиации. Руководил экспериментом генерал-майор Л. Ильин. Стало ясно, что крышу надо чистить заново, особенно со стороны 4-го энергоблока, до основания трубы.

Дезактивация

Во время дезактивации г. Припяти дорабатывалась техника для сбора высокоактивных осколков. На семи инженерных машинах разграждения захваты были заменены на ковши, изготовлены спиральные катки, использовались бульдозеры-роботы. Внутренние поверхности машин обивались свинцовыми листами. 6 тыс. чел. круглосуточно работали на них. Конечно, усовершенствованная инженерная техника значила многое. Но и она подчас не выдерживала высоких уровней радиации, выходила из строя, и тогда военнослужащие вынуждены были выполнять задачи обыкновенными лопатами, кирками, ломами и с носилками в руках.

Особенно ярко это проявилось во время дезактивационных работ в особо опасной зоне 3-го энергоблока, где уровни радиации достигали 800-1000 Р/ч. Она проходила с 29 сентября по 1 октября 1986 г. Подвергаясь смертельному риску, работая в опасной зоне всего по несколько минут, офицеры, сержанты и солдаты вручную сбросили в развал 4-го энергоблока многие тонны смертоносного груза.

Всего в этой операции приняли участие более 3 тыс. военнослужащих-добровольцев. Последней работу завершила вечером 1 октября смена военнослужащих химических войск в составе младшего сержанта В. Парфениса, рядовых В. Борисевича, С. Михеева, Я. Туманиса.

Плановые работы по дезактивации территории, зданий и сооружений АЭС и г. Припяти начались 6 мая 1986 г. и проводились в основном силами частей химических, инженерных войск, войск Гражданской обороны, а также специалистами Минэнерго.

Всего на Чернобыльской АЭС за первые полтора года химическими войсками было обработано и сдано по актам более 1600 помещений, продезактивировано более 4,2 млн кв. м территории станции, 83,5 тыс. кв. м кровли, вывезено более 418 тыс. куб. м зараженного грунта, мусора и оборудования.

По данным Генерального штаба, с апреля 1986-го по ноябрь 1990 года группировка войск Министерства обороны в составе 210 соединений и частей общей численностью 340 тыс. чел. выполнила колоссальный объем работ.

О масштабах работ, проведенных непосредственно химическими войсками в ходе ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в этот период, свидетельствуют такие данные:

  • ежесуточно осуществлялся контроль радиоактивного заражения на площади более 3,5 тыс. кв. км;
  • дезактивировано внутренних помещений АЭС общей площадью 26,5 млн. кв. м, более 2 тыс. кв. км территории станции, 944 населенных пункта и свыше 5 млн. транспортных средств;
  • перемещено и уложено свыше 2,2 млн куб. м грунта;
  • химические войска выполнили 90% объема задач по наземной и радиационной разведке, до 64% дезактивационных работ;
  • доля участия химических войск в пылеподавлении и локализации заражения составила 70%;
  • в пределах особой зоны химические войска выполняли практически весь объем задач по разведке, 60% – по дезактивации АЭС и до 70% – по пылеподавлению.

Уроки Чернобыля

Опыт, полученный частями и подразделениями войск радиационной, химической и биологической (РХБ) защиты в ходе ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы, безусловно, учитывается и используется при планировании и проведении подготовки войск в настоящее время. Это в полной мере отразилось и при проведении мероприятий по оптимизации организационно-штатной структуры наших войск.

Учитывая возможный объем специальных задач мирного времени, связанный с ликвидацией последствий аварий на потенциально опасных объектах, в 1987-1989 гг. по решению Правительства в составе войск были сформированы мобильные соединения и части ликвидации последствий, состоящие из подразделений радиационной и химической разведки, специальной обработки и инженерно-технических подразделений. Созданные соединения оснащены специальной техникой, позволяющей выполнять работы по ликвидации аварий на объектах атомной энергетики и химической промышленности. Организационно-штатная структура этих соединений позволяет использовать их в полном составе или, в зависимости от складывающейся обстановки, выделять для этих целей часть сил и средств.

К ним предъявляются очень высокие требования по срокам готовности к выполнению работ в районах аварий и катастроф. В настоящее время в состав сил и средств войск РХБ защиты Вооруженных Сил РФ входят отдельные бригады, мобильная бригада (на базе мобильного отряда ликвидации последствий) и отряд чрезвычайного реагирования. Руководящие документы, определяющие порядок привлечения указанных соединений и воинских частей, переработаны в соответствии с задачами сегодняшнего дня. Специально для указанных формирований разработаны программы боевой подготовки, наставления по применению, пособия по ликвидации чрезвычайных ситуаций на радиационно-, химически и биологически опасных объектах. В указанных документах учитывается опыт, полученный при ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

Необходимо отметить, что в ходе возможных войн и военных конфликтов неизбежны разрушения АЭС, потенциально опасных объектов промышленного и военного назначения, содержащих большие запасы токсичных компонентов, в результате чего возможны значительные заражения местности, различных объектов и воздушного пространства, а также поражение личного состава и населения радиоактивными, сильнодействующими ядовитыми веществами и биологическими средствами. Такие разрушения могут быть как сопутствующими, так и преднамеренными. В каждом конкретном случае масштабы последствий преднамеренных разрушений данных объектов будут обусловлены оперативно-тактической целесообразностью, возможностями средств поражения.

Все вышеизложенное убедительно показывает, что в настоящее время в ходе возможных военных конфликтов существует реальная угроза поражения личного состава в результате применения оружия массового поражения, но особенно – при разрушении РХБ опасных объектов и применении отравляющих, радиоактивных веществ и биологических средств террористическими организациями.

С учетом потенциальных угроз

Расширение сферы возможного применения войск РХБ защиты в мирное время, увеличение перечня потенциально опасных РХБ объектов, вероятность террористических актов с использованием РХБ средств, ставит в ранг самых приоритетных задач совершенствование подготовки, повышение профессионализма личного состава войск.

Соединения, предназначенные для ликвидации последствий аварий, дислоцируются в тех регионах страны, где насыщенность потенциально опасными объектами с ядерными и химическими компонентами является наиболее высокой. К потенциально опасным РХБ объектам в настоящее время относятся: действующие и строящиеся атомные установки и АЭС, предприятия химической промышленности и переработки химически опасных веществ, исследовательские институты микробиологии, ядерные объекты Вооруженных Сил РФ, арсеналы хранения и уничтожения химического оружия и другие.

Поэтому в целях поддержания соединений и воинских частей в постоянной готовности к выполнению специальных работ на потенциально опасных объектах с указанными силами проводятся интенсивные командно-штабные и тактико-специальные учения и тренировки. Учитывая важность оперативной переброски сил и средств, проводятся тренировки по погрузке на воздушные суда и перебазированию с использованием самолетов военно-транспортной авиации. Учения сил и средств ликвидации чрезвычайных ситуаций проводятся, как правило, на потенциально опасных объектах.

Основной целью учений является наращивание готовности соединений и частей к выполнению поставленных задач, а также их способность организовать взаимодействие с другими войсками, воинскими формированиями и органами Российской Федерации при выполнении задач РХБ защиты. При этом приоритеты отдаются повышению профессионализма офицеров, слаженности органов военного управления и практическое освоение ими своих обязанностей.

Особое внимание на таких учениях уделяется вопросам взаимодействия и выработки единых обоснованных решений. В учениях принимают участие представители Генерального штаба ВС РФ, управления начальника войск РХБ защиты ВС РФ, управления начальника инженерных войск Вооруженных Сил РФ, оперативные группы военных округов, от которых привлекаются силы и средства, территориальные органы МВД, МЧС, ФСБ (с отработкой вопросов в части, их касающихся), представители администраций субъектов Российской Федерации.

В ходе учений практически отрабатываются вопросы планирования применения сил и средств для ликвидации чрезвычайной ситуации природного и техногенного характера, организации и выполнения работ, всестороннего обеспечения и взаимодействия при ликвидации чрезвычайных ситуаций, а также организации научной и информационной поддержки выполнения возложенных задач силами научных подразделений, исследовательской оценки и выработки научно обоснованных рекомендаций и предложений командирам соединений и воинских частей для принятия решений. Такие учения позволяют повысить оперативность в принятии мер по ликвидации чрезвычайных ситуаций.

Учитывая внезапность и масштабы аварий и катастроф на потенциально опасных объектах, а также возможность мгновенного, скрытного, не осязаемого в начальный момент, поражения, эффективность всех мероприятий РХБ защиты практически определяется уровнем качественного состояния вооружения и средств, постоянной готовностью и способностью обеспечивать выполнение задач войсками в любое время года и суток независимо от погодных условий.

Чернобыльская катастрофа стала серьезным испытанием и проверкой на прочность для войск радиационной, химической и биологической защиты, и опыт, приобретенный в ходе выполнения задач по ликвидации последствий аварии, трудно переоценить. В настоящее время он во многом является определяющим в подготовке частей и подразделений наших войск.

За успешное выполнение задач воинские части химических войск Киевского и Ленинградского военных округов и 122-й мобильный отряд были награждены вымпелами министра обороны СССР «За мужество и воинскую доблесть». За мужество и самоотверженный труд, проявленные при ликвидации катастрофы на Чернобыльской АЭС и устранении ее последствий, генерал-полковнику В.К. Пикалову было присвоено звание Героя Советского Союза. Многие генералы, офицеры, прапорщики, сержанты и солдаты награждены боевыми орденами и медалями. Среди награжденных - генерал-лейтенант Ю.С. Малькевич, генерал-майор А.Д. Кунцевич, контр-адмирал В.А. Владимиров, генерал-майор В.С. Кавунов, полковники В.П. Карташевский, В.П. Кузьмичев, В.М. Корытов, капитаны 1 ранга ГС. Филимонов, Ю.А. Тимошкин, подполковники А.А. Семенюк, СМ. Арутюнов, Е.Ф. Косолапов, В.С. Королев, А.В. Костин, майоры В.К. Катушенок, С.А. Савельев и многие другие.

И сегодня, спустя 23 года, отдавая долг подвигу всех участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, народ выражает глубокую благодарность людям, самоотверженно вставшим на защиту от ядерной опасности.

Российское военное обозрение № 6 (65) июнь 2009