Все новости

Виктор Солнцев Мои воспоминания и впечатления о генерале Лебедеве Е. Я.

Один – старший сын вождя, спустя некоторое время попадет в фашистский плен и погибнет. Второй – уроженец небольшого села Калининской области, пройдя страшные бои, останется жив и в последующем станет генералом, начальником моего училища.



Воспоминания курсанта о генерале

Что может помнить курсант военного училища о генерале? Какие у него могут остаться воспоминания, учитывая существовавшую в то время огромную разницу в должностном положении и прошедшие многие десятки лет.

     Боюсь, что мои воспоминания будут как под копирку написанные, похожи на воспоминания сотен и даже тысяч курсантов Костромского высшего военного командного училища химической защиты. Для всех нас начальник училища представлялся чем-то очень далеким и недосягаемым.

     Я даже не могу вспомнить, говорил ли с ним когда-нибудь лично. Нет, конечно, мы иногда видели генерала Лебедева Е. Я. В основном на различных праздничных мероприятиях в клубе или на трибуне на училищном плацу. Изредка приходилось встречаться с начальником училища при следовании в строю на занятия или самоподготовку. В этом случае курсанты, отдавая честь во взводном строю, старательно держали равнение и молодцевато отвечали на приветствие. Вот, пожалуй, и все курсантские воспоминания. Из общего впечатления скажу только, что не помню ни одного случая, когда Евгений Яковлевич кого-нибудь громко ругал, а тем более, распекал. Вообще сложилось впечатление о нем, как о человеке спокойном и скорее даже добром. Обращаясь к нам, курсантам, он никогда не выглядел каким-то грозным, суровым, скорее, наоборот, смотрел на нас как на своих детей. На мой взгляд, природная доброта и простота общения в нем очень хорошо сочетались с командирской требовательностью и твердостью. А то, что он был строгим и бескомпромиссным начальником мы ощущали, что называется, на своей шкуре – режим обучения и воспитания в училище был очень и очень суровым. Весь уклад жизни курсантов был строго подчинен требованиям уставов, распорядку дня, учебных и воспитательных планов и малейшее отступление от этих требований не допускалось, а порой и каралось весьма строго. Тем не менее, авторитет генерала Лебедева Е. Я. в курсантской среде был очень и очень высоким и основывался этот авторитет и на его высоком должностном положении и генеральском звании, и на фронтовом прошлом и на отношении Евгения Яковлевича к курсантам, о котором я упоминал выше. Не помню ни одного случая, когда кто-нибудь из курсантов как-то негативно отзывался о начальнике училища. Вполне возможно, что такие разговоры и случались, но моя память их не сохранила. Но вот, курсантские годы, какими бы долгими и тягостными они нам не казались, закончились и мы, получив лейтенантские погоны, дипломы, офицерскую форму и все, что к этому полагалось, разъехались по просторам Советского Союза на многие годы.

      Как-то незаметно для нас оказалось, что годы офицерской службы пролетели гораздо быстрее курсантских лет, и следующая моя встреча с генералом Лебедевым Е. Я. состоялась только летом 2005 года. К этому времени многие мои товарищи также закончили службу в армии и приехали в Кострому отпраздновать 25-летний юбилей окончания родного училища. Вторая половина июля по традиции выдалась очень жаркой и большинство из нас, кто уже расстался с военной формой, прибыли в училище в легких летних брючках и белых рубашках. Построившись на училищном плацу, мы с удивлением увидели нашего генерала, который пришел нас поздравить и поприветствовать в парадном генеральском мундире. Помню, что не только на меня, но и на многих моих товарищей этот факт произвел сильное впечатление. Получается, что к нам, его ученикам и продолжателям его дела, Евгений Яковлевич относился с не меньшей долей уважения, чем мы к нему. И парадный генеральский мундир был тому ярким подтверждением. После того, как Евгений Яковлевич сказал небольшую приветственную речь, построение закончилось, и я подошел к нему и попросил разрешения сфотографироваться вместе возле памятника, который стоял в то время у конца плаца. Евгений Яковлевич охотно согласился, и мы вместе сфотографировались. Как оказалось впоследствии, это были едва ли не последние снимки генерала, поскольку вскоре пришло известие о таинственном исчезновении.

     Весьма необычная судьба Евгения Яковлевича не могла не вызвать интереса, и я постарался выяснить о генерале Лебедеве все максимально возможное. К сожалению, пока не удалось прочитать книгу его воспоминаний, но таковая существует и мне обещали её найти. Тем не менее, кое-какие сведения удалось добыть. На мой взгляд, весьма примечательна и достойна отдельного, глубокого и серьезного исследования судьба Евгения Яковлевича Лебедева в первые месяцы войны. Сам генерал Лебедев Е. Я. в интервью костромской газете «Молодежная линяя» в 2001 году воспоминая первые дни войны, говорил коротко: «Свое первое крещение я получил в боях под Лепелем». И все. Скупо, немногословно, скромно. Как и подобает настоящему герою. На деле же, Лепельский контрудар и бои под Сенно, которые были составной частью Витебского сражения, являют собой до сих пор неоцененный по достоинству подвиг многих тысяч советских бойцов и командиров. Подвиг почти забытый. В энциклопедиях об этих событиях написаны скупые строчки, маршалы победы и другие военачальники в послевоенных мемуарах также обошли бои под Лепелем и Сено полным молчанием. Постараюсь вкратце описать те события так, как они видятся спустя многие десятилетия.

     Недавний выпускник Калининского военно-химического училища лейтенант Лебедев Е. Я. с мая 1941 года находился в должности начальника химической службы гаубичного артиллерийского полка 18 танковой дивизии. Ему еще не исполнилось и 22 лет. Ровно столько будет большинству из нас, когда в июле 1980 года мы будем получать лейтенантские погоны из рук генерала Лебедева Е. Я. 18 танковая дивизия, вместе с 14 танковой дивизией входила в состав 7 механизированного корпуса и до войны дислоцировалась в Калуге. Командовал дивизией генерал-майор танковых войск Ремизов Федор Тимофеевич. В свою очередь 7 мехкорпус входил в состав 20 армии генерал-лейтенанта Курочкина П. А. Говоря о 7 механизированном корпусе, не могу обойти вниманием один, на мой взгляд, очень важный момент. В гаубичном артиллерийском полку 14 танковой дивизии командиром артиллерийской батареи служил старший лейтенант Джугашвили Я. И. Итак, две танковые дивизии, входящие в состав механизированного корпуса: в 14-й дивизии в гаубичном артполку командиром батареи капитан Джугашвили Я. И., в 18- й дивизии также в гаубичном артполку начальником химической службы старший лейтенант Лебедев Е. Я. Два офицера, или, как тогда принято было говорить, командира, примерно равные по воинскому званию и по должностному положению. Один – старший сын вождя, спустя некоторое время попадет в фашистский плен и погибнет. Второй – уроженец небольшого села Калининской области, пройдя страшные бои, останется жив и в последующем станет генералом, начальником моего училища. В начале лета 1941 года артиллерия 18 танковой дивизии находилась в летних лагерях в Алабино. По воспоминаниям Евгения Яковлевича Лебедева 22 июня он был дежурным по полку. После напряженных дней боевой учебы командование полка уехало в Москву на выходные. Утром в воскресенье, проведя положенные по плану выходного дня спортивные мероприятия, молодой лейтенант прилег отдохнуть. Однако когда в 12 часов он услышал по радио обращение В. М. Молотова о начале вторжения фашистских войск, об отдыхе больше уже не думал. Сразу же оценив серьезность положения, лейтенант Лебедев не растерялся, не стал ждать указаний сверху, а проявил решительность и инициативу, подняв полк по тревоге. К тому же, связавшись с железнодорожным комендантом, он подал заявку на эшелон. Через некоторое время полк погрузился в эшелон и 24 июня проследовал через разбомбленный фашистами Смоленск. Разгрузившись, полк занял исходный район западнее Рудня. Даже после взятия фашистами Минска, соединения и части Западного фронта продолжали яростно и героически сражаться. Не имея связи с командованием, отрезанные от тыловых баз снабжения, лишенные возможности пополнять запасы боеприпасов, горючего, продовольствия, находясь под постоянным воздействием авиации противника, они продолжали оказывать упорное сопротивление врагу и сковывать его силы. Мужеству, отваге и упорству советских воинов отдавали дань даже наши враги. В ночь на 27 июня Ставка Верховного Главнокомандующего принимает следующий план действий. Силами армий второго стратегического эшелона, куда входили 13, 19, 20, 21 и 22 армии занять оборону на рубеже р. Западная Двина – Полоцк – Витебск – Орша – Могилев – Мозырь. Решение единственно верное, оно было призвано спасти обстановку и не допустить дальнейшего продвижения немцев в сторону Смоленска. И наверное все бы пошло по намеченному плану, если бы в этой обстановке Ставка не приняла решение нанести контрудар силами 5 и 7 механизированных корпусов. Вступивший 2 июля в командование Западным фронтом вместо отстраненного генерала армии Павлова Д. Ф. маршал Тимошенко С. К. был одним из инициаторов данного контрудара. Ему полагается и вся «слава». Несмотря на 2-х и даже 3-х кратное преимущество перед врагом по личному составу, количеству танков, артиллерийских орудий и автомобильной техники, войскам 20 армии не удалось разгромить врага. Напротив, в отсутствие точных данных о противнике, не умея организовать взаимодействие между танковыми, артиллерийскими и пехотными частями и подразделениями, при слабой авиационной поддержке и без твердого управления советские войска по итогам трехдневных наступательных боев потеряли свыше 800 танков и значительное количество личного состава. Основная ударная сила Лепельского контрудара - 5-й и 7-й механизированные корпуса практически перестали существовать, потеряв более 60% танков и личного состава. Провал Лепельского контрудара нельзя объяснить внезапностью нападения фашистов или их превосходством в технике. Танков у нас было почти в 3 раза больше, в том числе в 5-м и 7-м мехкорпусах были в общей сложности более сотни новых Т-34 и КВ-1. Провал данной операции объясняется одним обстоятельством – неумением воевать. По этой причине в воспоминаниях наших полководцев о Лепельском контрударе почти нет сведений. Вот в каких условиях начал воевать Евгений Яковлевич Лебедев. После сражений в Белоруссии будут бои под Москвой на самом важном – Волоколамском направлении, на Северо-Западном и Калининском фронтах. Будут два ранения и контузия. В 1943 году капитан Лебедев Е. Я. будет зачислен слушателем Военной академии химической защиты, окончив которую много лет прослужит в химических войсках и выпустит из стен Костромского училища тысячи офицеров.

Памяти генерал-майора Лебедева Е.Я. посвящается…


МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВЗАИМОПОМОЩИ СОДРУЖЕСТВО ОФИЦЕРОВ" 

Евгений Яковлевич

Биографическая справка

Генерал-майор Лебедев Евгений Яковлевич (23.11.1919- 2005 г.г.)

(Из истории военно-химических учебных заведений России) Единственное в Вооружённых Силах СССР с 1960 года среднее химическое училище в Саратове не могло удовлетворить потребности министерства обороны и других ведомств в специалистах-химиках среднего звена, поэтому директивой Генерального штаба от 2 марта 1966 года №УУСВ/2/119064 в городе Костроме было вновь, после расформирования в 1960 году, сформировано военно-химическое училище. Свой первый набор училище провело в 1967 году, а из Саратова, после окончания там первого курса, прибыли курсанты на второй курс. Начальником училища 6 октября 1966 года был назначен полковник, а затем с 21 февраля 1969 года генерал-май ор технических войск Лебедев Евгений Яковлевич, 23 ноября 1919 года рождения, выпускник Калининского училища 1940 года. Фронтовик, участник битвы под Москвой, был начальником химической службы полка в 18 танковой дивизии, с 1943 по 1949 годы обучался на командном факультете ВАХЗ. Служил в Китае, на Дальнем Востоке. С 1957 года Евгений Яковлевич проходил службу начальником Шиханского полигона, по воспоминаниям сослуживцев он обладал хорошими организаторскими способностями, был энергичен в работе, знал химическую технику и требования войск к ней. Был требователен к соблюдению порядка на полигоне, строго взыскивал с нарушителей воинской и трудовой дисциплины. Он организовал и начал капитальное строительство на полигоне: казарм для солдат, жилых домов, школы, котельной, газопровода, дизельной электростанции. В 1961 году, с объединением института и полигона, был назначен заместителем начальника объединённого института по испытательной работе. В течение трёх лет руководил химическими войсками Прикарпатского военного округа. В 1970 году училище становится высшим и получает наименование Костромское высшее военно-химическое командное училище. Это было вызвано необходимостью более глубокой и всесторонней подготовки младших офицеров химических войск, а также велением времени, офицеры-выпускники стали получать дипломы о высшем образовании. Выпускники училища получили диплом о высшем образовании общесоюзного образца по специальности «Командная тактическая химических войск» и им была присвоена квалификация «Офицер с высшим военно-специальным образованием – инженер по эксплуатации техники химических войск». Были вручены вот такие дипломы. Выпускникам была присвоена квалификация « Офицер с высшим военно-специальным образованием, инженер по эксплуатации вооружения химических войск и средств защиты» по специальности « Командная тактическая, вооружение химических войск и средства защиты». В 1984 году, отдав руководству училищем почти 18 лет, закончил свою службу Евгений Яковлевич Лебедев, это была целая эпоха в жизни Костромского училища, причём необходимо отметить, что продолжительнее Евгения Яковлевича училищами химических войск не руководил никто. И после окончания службы генерал-майор Лебедев Е.Я. постоянно бывал в родном училище, где ему были всегда рады. Евгений Яковлевич был избран первым и долгие годы возглавлял Костромской областной Совет ветеранов войны и труда, многое сделал для улучшения положения ветеранов, много сил и энергии отдавал патриотическому воспитанию молодёжи, по пропаганде героических традиций костромичей. Он лично руководил областной рабочей группой по подготовке Костромской книги памяти. Евгений Яковлевич удостоен звания «Почётный гражданин Костромы», «Костромской области».За заслуги награждён орденом Отечественной войны 1-й степени, двумя орденами Красной Звезды, орденом «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3-й степени и 18 медалями. Памяти генерал-майора Лебедева Е.Я. посвящается…http://костромскоеземлячество.рф/sections/3763-pamyati-general-mayora-lebedeva-eya-posvyaschaetsya.html

https://ru.wikipedia.org/wiki/Лебедев,_Евгений_Яковлевич